While desert has sand

Тихо.
Жарко.
Вязко.
Душно, липко, влажно.
И внезапно - холодно. Звонко. Одиноко.
Ночь в пустыне - непреходящий интерес всех растерянных, самостоятельных, гордых, собранных.

Глупо писать, что ночью - все совсем не так, как днем. Одни вещи видятся по-другому, другие - не видятся вовсе. То, что днем бросается в глаза, ночью - чувствуется.
Неотменимая модальность зримого. Хотя бы это, если не больше, говорят моей мысли мои глаза. Просто закрыть глаза и быть. Из. Под. Вне. От.
Ежесекундная дневная гонка за счастьем ночью превращается в тихую, бесшумную, плавную поступь каравана, который, хоть и не скоро, но достигнет своей цели.
Счастье? Любовь? Дружба? Ночью всего этого не существует. Исчезает, и остается лишь один большой мир, в котором ты, растворяясь, превращаешься в один из его незначительных компонентов, который вряд ли кто-нибудь заметит и тем более оценит.

Пустыня ночью. Сложно представить себе что-либо менее романтичное, несмотря на то, что по отдельности эти два слова вселяют оптимизм и интригуют. Ты есть, но в то же время тебя как бы и нет. Ты не видишь практически ничего, кроме слабых отражений света от гор, отблесков воды, звезд, мутных абрисов обрывов. И в то же время уверен, что на тебя смотрят сотни глаз. Унюхивают тысячи носов. И выглядишь ты, по правде сказать, здесь, как слон в посудной лавке.




Куда пролезет вся пятерня, это ворота, куда нет - дверь. Закрой глаза и смотри. Время Джойса, воспоминаний о тягучем идеальном мохито, уходом ото всех и выходом из себя. Пределы прозрачности. Ржавые отметины под ногами. С боков. Со всех сторон смотрят белые, черные, красные, зеленые, черные пятна. Открой глаза.



Следи за движением рук, подсчитывая количество смыслов в каждой фразе. Прислушайся. Под ногами хрустят ломающиеся ракушки. Чавкает мокрый песок. Визжат скользские водоросли. Ты один, а создаешь столько шума. В обычной жизни ты никто, и тебя не слышно. А здесь - ты целый космический корабль с пришельцами. Все ломаешь. Что делать? Плыть. По пустыне. А еще лучше лечь и лежать. Не двигаясь. Отключить все входящие каналы информации и просто быть.
Любовь? Счастье? Смешно. Эти скалы миллионы лет смотрят на дешевый человеческий театр и разве это хоть как-нибудь на них отразилось? Очередная сотня раздавленных ракушек под ногами. Ты идешь ночью, не считая километры, и тебе хорошо. Ты один и тебе, черт возьми, лучше всех. Да ты почти счастлив. Почему? Да потому что ты один. И тебе хорошо.



Если пришел, смотри. Открой глаза. Нет. Закрой. Научись двигаться в темноте. На ощупь. Чувствовать пальцами. Осязать. Научись же наконец-то дышать. Лучшая тренировка - здесь. В темноте. Среди чужих звезд и чужих сплетений судеб. Какое это все имеет значение. Наша память ластиком подотрет то, что мы не смогли сделать усилием воли. Мы закроем очередную дверь, а золотой ключик выкинем глубоко в Мертвое море. Там его разъест соль, а вместе с ним умрет последняя надежда на.
Самое чистое место на земле. Только в пустыне на этой планете белая одежда продолжает оставаться белой. Широкие льняные брюки, мужская рубашка, широкополая шляпа. Ноги босы. Между пальцев попадают осколки раздавленных тобою ракушек. Им тоже больно. Стань их частью и ты узнаешь, каково это быть моллюском. Ступни осторожно касаются шершавых камней. Забудь дома горные ботинки, плотные брюки, водоотталкивающие футболки, крем от загара, консервы и аптечку. Возьми с собой воду, рецепторы и средство для промывки мозгов.



Если ты умеешь видеть - будешь видеть. В темноте. Сквозь темноту. В пустыне ночью - светлее, чем в мегаполисе днем. Елки-палки, страшно подумать, каким количеством ресурсов организма мы не пользуемся лишь потому, что даже не хотим задуматься об их существовании.
Там столько света. Там столько света.



Единым проводом, шнуром, связываешь ты себя и эти чертовы безжизненные камни, которые говорят тебе больше, чем лучшие друзья. Привязываешь себя, вбиваешь клином, свариваешь с этой землей, чтобы даже мысли не было удрать. Скрыться. Кануть в лету.
Любовь? Смысл жизни?



В лоне греховной тьмы мы были сотворены, не рождены. Опять Джойс. Закрой глаза. Открой глаза. Тупица, это не важно. Важно то, что ты один. И тебе хорошо. Ты помнишь каждый день своей жизни, но этой каменной, песчаной ночью все они не имеют для тебя ровно никакого значения. Более того, еще пару часов подобных размышлений, и ты забудешь о них, как забывают о калориях, облизывая ложку с ледяным йогуртом со свежей малиной, сидя на песке около моря. Здесь много песка и давно не видно моря. Ты дома, хотя понимаешь, что умрешь в этом доме буквально через пару дней, если не позовешь на помощь.



Тебя убьет не этот дом, не пустыня. Ты убьешь себя сам, точнее, твой организм, который за столько лет так и не научился решать проблемы. Невидимая модальность зримого. Неслышимая модальность слышимого. Предел прозрачного в. Молчи.
Пузырь, в котором хранится то, что принято называть душой, лопается и наружу выплескивается зеленоватая, зловонная жидкость. Вот ты, настоящий, стоишь здесь один. И тебе хорошо.

потрясающе, Инна!
когда ты издашь книгу, я с наслаждением её прочту от и до!
ты классная!
Если я когда-нибудь напишу книгу, ее издатель повесится от горя :)
Ещё бы... Ему же придётся постоянно делать дополнительные тиражи... :)
И ничего смешного... Суровая правда жизни... Это я по своему опыту работы в книжном бизнесе говорю... :)
Во-первых, кому как. Во вторых, прочитай чуть дальше, буквально на пару слов дальше :)
С картинками проблема, да. Не понимаю, что такое.
Уже прочитал, даже пост свой с горя снес :)))
Да что же вы здесь все трете комментарии. А ну быстро прекратите :)
Re: Настоящая пиксельная графика, красиво
Раскрыл все мои черные карты :)
снимаю шляпу в восхищении
у тебя получилось поймать в слова то, что с трудом ловится даже в мысли...
читая твои посты, мне иногда бывает жалко, что в комментариях нельзя промолчать
но только промолчать так, чтоб было понятно, что это не просто молчание, а, скажем, молчание снимаемой шляпы... :-)