(no subject)

I have done the deed!
Дункан, принесший леди Макбет их общую жертву, и сама госпожа, обмокнувшая руки в кровь, желающая разделить вину, и тот труп, уже никогда не поднимавшийся, все они картины. Спящие и мертвые - небольшие кусочки, недвижущиеся картинки одного целого.
I have done the deed!
Подвиг, разделенный с кем-либо, все равно остается подвигом одного человека. Героизм принятия на себя ответственности за чьей-либо поступок, деяние, лишь лицемерное соучастие, из-под полузакрытых век. Руки, опущенные в кровь убитого - гляди, я принимаю твою вину на себя, а тебе отдаю свою невиновность - не что иное, как утешение самого себя, поддакивание своей хорошести. От чьих-то рук руки убийцы не станут чище, а мертвая уже картинка, мертвец, не оживет. И вины не станет меньше, и благодетельства не станет больше.
Все мы - лишь картинки. И все наши руки - одного цвета.