*ושם נגמרה ארץ ישראל

После некоторого перерыва я продолжаю знакомить вас с удивительным городом, вратами Земли Израиля, надеждой палестинского туризма, оазисом игорной доинтифадной жизни страны и просто местом, где делают вкусную и дешевую шуарму, Иерихоном.

По дороге в Иерихон, мы разговорились с жительницей поселения Наама, уточняя у нее нужную нам дорогу.

- Поедете прямо, потом налево, еще раз налево, потом направо, прямо, налево, направо и там кончается Земля Израиля*, - сказала она.

Мы поехали налево, направо, потом еще куда-нибудь, потом прошли еще немного пешком, и оказались за пределами Эрец Исраэль с точки зрения поселенки с глубоким декольте и покатыми кустодиевскими плечами.







У подножия холма Тель-ас-Султан находится источник пророка Елисея (Элиши), по слову которого, согласно Библии, негодная для питья вода этого источника «стала здоровою до сего дня» (4Цар.2:19-22). Вода из этого источника подается в монастырь Каранталь. Как я уже писала, вода эта там считается целебной, однако  волшебным чайником ее может набрать из колодца только мужчина, и ни в коем случае женщина.



Сейчас бассейн источника ремонтируют, строят мостики, что-то бетонируют, очищают, в общем, жизнь кипит.



В отличае от других палестинских городов, в Иерихоне немного политических граффити с глубокими подтекстами. Будучи относительно туристическим городом прежде, ему до сих пор удается сохранить относительно человеческое лицо без расчлененных палестинских младенцев и оскаленных сионистских оккупантов.



Более того, в городе все еще сохранились остатки израильского присутствия.





Что сразу бросается в глаза в Иерихоне, обилие полиции - как туристической, так и не очень. На перекрестках стоят патрули, они же ездят по дорогам и выборочно останавливают некоторых для проверки документов и следят за порядком.



И главное, что я хочу сказать про иерихонцев - у них нормальные лица. Два полицейских из туристического патруля (один из которых на фото) оказались высокими, красивыми, общительными и без печати вырождения на лице. Второй (более симпатичный) из патруля фотографироваться не захотел, зато его младший подчиненный буквально просиял, завидев нашу компанию.

- Привет, как ваши дела? - спрашивает он нас. - Хочешь со мной сфотографироваться?

Интересно, какие санкции применили бы к этому молодому бойцу палестинской службы безопасности, узнай они, с кем он фотографировался :)



Самое известное дерево города - сикамора, с которой связана известная история про Иисуса Христа.

"Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него.
И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, 
искал Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом,
и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее. 
Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. 
И он поспешно сошел и принял Его с радостью. 
И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку; 
Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.
Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, 
ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее". (Лука 19:1-10).

Около знаменитого  дерева идет бойкая торговля куфиями, крестиками, брелками, четками и всем, что угодно душе туриста. Все продавцы сносно говорят по-английски, как и вообще большинство всех местных жителей, с которыми нам посчастливилось пообщаться.



В самом центре только началось строительство второго в городе Русского подворья. Первое - маленькое и невзрачное по сравнению с этой "стройкой века".
Текст на щите поднимает несколько интересных и важных вопросов. Вчитайтесь, он многое объясняет.





Проголодавшись, мы с isr_max и raul22 выбрали более-менее приличное заведение из всех, и  рискнули там поесть.



В шикарном, по иерихонским стандартам, ресторане подавали разные виды мяса, фалафель, питы, соки, воды и прочие напитки. Стены были украшены зеркалами, по краям которых висели фатховские флаги и портреты его героев, святых мучеников, шахидов и прочих палестинских икон. За три порции с напитками с нас взяли 36 шекелей. По 12 с человека. Для Тель-Авива - просто бесплатно.



Около Палестинской площади в центре Иерихона - два продовольственных рынка. там можно купить фрукты и овощи, съесть пахлаву, выпить чаю и поговорить за жизнь.





То самое уже упомянутое действующее Русское подворье. Монашка, пропалывавшая огурцы на грядке у входа, не сразу заметила гостей, а потом закричала нам вслед: "Стойте, стойте!".
Разобравшись, кто мы, и успокоившись, сказала: "Ох, слава Богу, а я-то думала, это опять арабы зашли".



I love you.



Пожелтевшее израильское такси.







Новая иерихонская мечеть. Когда мы проходили мимо, как раз начинался намаз. Это было громко.





Греческое подворье. Находится за высокими стенами и высокими металлическими воротами. Ворота закрыты, однако, если присмотреться, на стене сбоку есть волшебный звонок, позвонив в который, сим-симовские врата автоматически открываются сами. Оставалось лишь помахать в камеру ручкой и улыбнуться.



Греки утверждают, что останки знаменитой сикаморы находятся именно у них во дворе, о чем свидетельствует табличка, гравюра и пень внушительных размеров.



Сама церковь внутри красивая и не без традиционного истошно-голубого. Мы были единственными посетителями - кроме нас троих там бродил лишь уборщик-араб со шваброй, который был явно удивлен такому наплыву гостей.





Очередной патруль палестинской полиции. Увидев у меня в руках камеру, направленную на них, ребята приветливо улыбнулись. Лапочки.
Несколько человек, послушав о нашей поездке, сказали, что на наших лбах буквально написано, что мы евреи и, что еще хуже, израильтяне. Сложно сказать, видимо, либо не написано, либо палестинская полиция просто не ожидала такой наглости (и скорее всего, так и было), так как все сообщения о задержании израильтян в Иерихоне касаются остановленных на КПП автомобилях. Согласно официальной версии этих задержаний, люди не туда сворачивали и в город попадали случайно. Одно могу сказать точно - попасть в город на автомобиле с израильскими документами шансов нет никаких. Если кто-то из задержанных израильтян реально пытался проскочить в город на автомобиле (не зная, судя по всему, месторасположение всех КПП), то он просто ничего не понимающий дурак.



Предыдущие части "о взятии Иерихона":

Ч.1: Самый труднодоступный монастырь Израиля - Каранталь
Ч.2: Канатная дорога: от Каранталя к Иерихону
Ребята, вы о чем?
Ребята, вы о чем? Вы текст прочитайте оригинальный и сопоставьте его со своими назидательными комментариями. Вам никто мнения не навязывает, к нарушению законов не подстрекает и на передовую - будь она на Буграшев, в Иерихоне или еще где - зовет. Мы ж не в телевизионной игре "Делай, с нами, делай, как я, делай лучше нас". Пошли - рассказали. Потому что работа у нас - среди прочего - такая.

То, как именно журналист добывает материал для своих публикаций, - это его дело. Это кулуары. Читатель может принять эту публикацию или не принять. Но упрекать за то, что текст вообще появился - как-то, на мой взгляд, странновато. Впрочем, об этом уже достаточно сказано, повторять надоело.

И два слова о самом понятии пафос. С греческого это переводится как чувство, эмоция. То бишь это такая категория, соответствующая стилю, манере или способу авторского выражения. В уставе КПСС или караульной службы вы пафоса не найдете. Но ведь это и читать никто не будет.

Увы, понятие пафос в современном языке используется чуть ли не как ругательство. А зря. "Используя пафос, оратор должен вызвать у аудитории нужные чувства, при этом не открывая до конца собственные", - писал Аристотель. Подумайте на досуге над этой фразой.
Re: Ребята, вы о чем?
разве я где то упрекал за то, что текст появился?
мне кажется, что вы кому то другому отвечали.
я написал, что мне было интересно, что нарушать или не нарушать каждый решает для себя.
меня резанула фраза про "это в крови". каждый зарабатывает, как ему нравиться и как умеет. выбирает для себя и несет за это ответственность.

у меня сейчас как раз сейчас досуг и я над ней буду долго думать.